главная ТВОРЧЕСТВО ДРУЗЕЙ КРИСТАЛЛЫ СУДЬБЫ

Предлагаем вашему вниманию ведическое творчество Словомудры

пунктуация и орфография автора сохранены

Здравия, Ведана, прекрасная!  Наконец-то написала рассказ, который оказался очень труден для меня. Думаю, он подойдет для сайта и к прочтению он будет любопытен и быть может интересен (Позднее концовка будет еще отредактирована.) К этому рассказу будет первая часть, которая повествует историю произошедшую 5000 лет назад в городе магических Кристаллов. Весь замысел пока раскрывать не буду, чтобы была интрига. (К концу сентября - середине октября 1-ая часть  будет).

 

Кристаллы судьбы

Часть.1 Город магических кристаллов

Часть 2. Кристалл Души

В то лето меня назвали Нимфой. Почему именно  так, я до конца не знала, но имя мое мне вполне нравилось. Позднее в толковом словаре я прочла, что значение имени:  «Богиня лесов и морей». Пусть так, я не cопротивлялась.

Тот южный день в Заповеднике был вполне обычен, хотя ощущение было странное и ощущалась смутная тревога.

Я сидела на стоянке вместе с компанией друзей – художников и певцов. Кто-то рисовал на камне непонятные иероглифы полукитайского происхождения, кто-то распевал песню «Я верю…», кто-то делал черный чай на костре, а белобрысая девочка с дредами резала арбуз. Все было по- летнему тихо и спокойно. До тех пор пока на стоянку не пришел Кипиш.

Итак…Кипиш  был человек очень хитрого вида наружности. Совершенно худой, из-за чрезмерной стройности и загарелости выглядевший лет на 30, хотя ему было лет 45. С совершенно лисьими глазами и такой же лисьей улыбкой. Если бы у него еще были рыжие волосы, тогда никаких сомнений не оставалось бы. Он был тюремщик с большим стажем заключений по статье различного вида краж и угонов машин, а так же героинщик с 15 летним стажем. При этом было невероятно, что этот человек еще жив, имея такой пагубный и тяжелый опыт жизни. Так же было невероятно, что у него были хорошие приличные друзья, которые все время ему помогали.

В южное  место Силы он приехал, чтобы раз и навсегда избавиться от «системы» и стать порядочным человеком. И первое время ему даже это удавалось.

Но в тот день он пришел на стоянку в весьма странном состоянии. Мне было непонятно, что произошло и поначалу показалось, что он заболел.

Он то полузакрывал глаза, то  полуприседал, зависая в воздухе, отрезал арбуз и как-будто засыпал на несколько секунд, откусывал и забывал, что жует. Потом опять закрывал глаза, в каком - то отуплено  блаженном состоянии. Было ощущение, словно у всех время движется нормально, а у него с торможениями, будто он перезагружает компьютер.

Тут мне сказали, что он опять нашел дозу в «последний раз». Я пригляделась внимательней ( в первый и последний раз в жизни ) увидела человека под героином, мне стало противно и жалко.

Он же блаженно растягивал рот и, глядя остекленевшим левым глазом, стал протягивать мне арбуз, говоря:

«Ешь Нимфа, ты сегодня такая красивая», потом уронил нож, полуприкрыл глаза и с его рта запузырилась пена.

Этой картины я совсем не выдержала и ушла со стоянки в лес.

Я шла по тропинке, все дальше уходящей в можевелльник, и меня не покидало странное чувство тревоги, смутной тоски и мировой жалости. Это было все противно и словно грязно в душе от этого.

Было просто непонятно откуда такое состояние и почему такой словно камень на мне. Тропинка в лесу почему- то стала петлять, я же стала повторять достаточно громко, думая о проблеме наркомании : «Господи за что?»  И когда я это повторяла неожиданно на тропке  из ниоткуда появился дедушка с совершенно седой головой и посмотрел на меня с укоризной.

Мне стало стыдно, что я говорю так громко, и испугавшись такого неожиданного явления , я повернула не в ту сторону дороги, уткнулась лицом в паутину и это помогло мне слегка опомниться. Хотя дальше я уже брела не зная куда, потому что заблудилась.

Дорога петляла, время шло к закату. С одной стороны была видна огромная белая луна и горы,  с другой стороны темно – синее море и солнце.

Тут  я неожиданно вышла на обрыв Лагуны индейцев, а это было совершенно в противоположной стороне от того места, куда я должна была попасть.

Совсем неожиданно индейцы оказались на месте. Почему их так называли было не совсем ясно. Скорей всего потому, что они жили на месте Силы по 4-5 месяцев, за это время успевали совершенно обрасти бородами и волосами, становясь с виду абсолютными дикарями. Тем не менее сами себя они любили  называть шаманами  -отшельниками.

Я видела так называемых индейцев впервые и ничего о них не знала. Подойдя ближе, я поздоровалась и уже повернула, чтобы идти дальше. Но кто-то из них крикнул:

«Подожди, как тебя зовут?»

Нимфа, - ответила я.

«О, Нимфа,  мы как раз тебе ждали. Посиди с нами, чай попьем!»

Почему они именно «меня ждали» и «как раз» было непонятно. Ненадолго я призадумалось. Странное предчувствие тупой иглой стукнуло в мою грудь и скатилось куда-то под коленку… Но подумав, что до моего лагеря еще долго идти, решила остаться.

Я опять повернула к краю обрыва и села рядом с ними, около большого, обросшего шелковистой травой, камня.

Мы стали знакомиться. Среди них оказалось две девочки – Музыка и Фея, а так же семь мальчиков, имена которых я не запомнила, но каждый из них был похож на другого словно близнецы. На первый взгляд с одинаковыми  длинными бородами и длинными волосами, убранными в хвостик. Почти у всех из них были большие карие глаза, даже  подозрительно, что может быть такое сходство. Странные личности подумала я про себя…

Главный, так я назвала про себя самого длиннобородого, налил чай в кружку и мы стали пить все по кругу из одной кружки.

«Что это?» Спросила я, сделав глоток.

«Это галлюциногенный чай, мы же шаманы и любим нашаманить с растениями.»

«Ааа, вон оно что. Какой тогда состав?»

«После узнаешь, пока тайна, - сказал главный, ухмыльнувшись.»

Чай был разлит по нескольку раз и каждый выпил сколько захотел. По сути ничего особого не происходило. Все ребята сидели молча и наблюдали закат.

Я же наблюдала за Музыкой. Меня поразила необычайная красота этой девушки. Холодная, северная, неприступная и гордая красота.

Длинные светлые волосы, выточенный нос и огромные холодные глаза изумрудные льдинки. При этом необычайная магнетическая сила исходила от всего ее образа. Музыка действительно звучала от всего ее существа. Но только какой была ее песня? Скорее песня Северного сияния.

Фея же была самой обыкновенной девушкой, даже слегка полноватой и ее конечно же затмевало лучами красоты, исходящей от ее подруги.

Шаманы молчали и провожали взглядом закат. Вообще создавалось впечатление, что у них  у всех обет молчания и развговаривают они раз в год, потому что атмосфера рядом с этими людьми создавалсь довольно угрюмой, как в каменном склепе, где все время молчат.

Но тут один из них все – таки решил нарушить тишину и достал инстурмент диджериду длинный больше метра гонг и начал издавать древнюю вибрацию звуков, которую слушали множество тысяч лет назад в древних австралийских племенах.

Вместе с необычным звуком наступал транс и легкое забытье. Время продолжало двигаться, но уже не понятно было в какую сторону. Наверно это было движение в бесконечную Вечность. Сила луны увеличивалась и из белой она постепенно превращалась в золотистую, а солнце уже совершенно багряно – розовое уходило куда-то за море.

Как и когда произошел переход сознания в иную реальность было не понятно, как и прежде я продолжала находиться в кругу шаманов, смотреть на закат и слышала странные звуки духового инструмента, но вдруг я отчетливо поняла, что ничего не помню. Совсем ничего не помню до момента пока выпила чай. Я помнила только про чай и шаманов, но больше ничего не знала о себе и своей жизни, такого со мной еще ни разу не было. Страх от своего беспамятства пока не наступил, но внутри стало холодно.

«Скажите а какой состав чая?» Голос был чужим и глухим.

«Состав обычный шалфей предсказателей - сальвия дикая всего лишь-то.»

Это мне ни о чем тогда не сказало, но единственное что я поняла, что все это было зря.

«Душа, душа самое главное», - подумала я. И что-то тоскливое проскользнуло во мне, как предчувствие опасного. Мысли стали путаться и исчезать.

Но на миг обострилась резкость восприятия и стало отчетливей видно  багряно – малиновое небо, которое переливалось снизу золотыми полосками…

Хотелось просто воды и вспомнить хотя бы что-то. Как я здесь очутилась и кто эти мрачные люди?

«Есть вода, спросила я глухим голосом» Нет,- ответила Музыка.

«Эх, совсем нет воды!» загрустила я. Что теперь делать с такой жаждой?

«Как же нет, вон целый океан воды!», - подшутил кто-то из шаманов.  От этого мне стало не по себе.

Дальше незачем было сидеть. От моря потянуло холодом и запахло прелой тиной. Солнце уже навсегда утонуло в морской пене и его место заняла огромная луна. Под такой луной обычно слетается вся нечисть на шабаш.  Так мрак занимает место света совсем неожиданно…

Шаманы  собрались идти в лагерь, который у них был очень высоко в горах. Но я ничего не знала ни о их лагере, ни о том  что со мной происходит и что мне вообще делать в состоянии потери памяти было тоже не известно.

Когда все поднялись и пошли, то я поняла, что мне страшно идти в такой темноте без фонаря и попыталась взять одного шамана за руку, чтобы он вел меня.

Но тот убрал мою руку и сказал, что он аскет.

Тогда я посмотрела на другого, но тот сказал, что я уже взрослая девочка и справлюсь сама.  Оставаться одной мне не хотелось. Вернуться в лагерь я уже не могла, потому что вообще не помнила есть ли у меня лагерь или нет.

Пришлось идти в самом конце хвоста шаманского шествия по узкой тропинке в глубь леса.

Впереди процессии лес был освещаем слабым маяком фонаря и из чащи можжевелового леса выхватывались непонятные фигуры причудливых очертаний.

Казалось, что я оказалась в фантастическом лесу, не помня совсем своего прошлого и совсем не понимая происходящего в настоящем. Лес был окутан тайной и причудливой паутиной, которая была скорее моим воображением.

Тем временем тропинка была бесконечно долгой. Стали появляться мысли, что молчаливые люди ведут меня на какое-то жертвоприношение или хотят завести в самую чащу леса, чтобы оставить там.

Тропка петляла и колючки какого-то растения впивались в щиколотки ног, и казалось, что чьи-то красные святящиеся и жадные глаза смотрят на меня из глубины чащи.

Становилось все более жутко и все более ощущалось, что меня будут скоро убивать.

Долго ли коротко ли, но мы дошли до стоянки.

Тут я решила к ним на стоянку не идти, а села неподалеку под деревом, чтобы меня было не видно и наблюдала как они разводят костер .

Мне было очень, очень плохо, хотелось выпить чистой воды, хотелось домой или хотя бы вспомнить кто я и где мой дом. И просто хотелось избавиться от невыносимого страха, который холодил и леденил все внутри меня.

Ко мне подошел один из шаманов и пытался заговорить со мной, но я забыла наверно даже слова и совсем не понимала, что он пытается мне сказать.

Тогда он взял мои руки и сказал прислонить их к дереву, я сделала так. Сам же он достал четки. Положил свои руки поверх моих, прижав их плотно к древнему можжевелу,  и стал читать некую мантру  друидов. Она была на санскрите, но смысл был примерно таков:

«Пусть истину слепец узреет и светом истины тогда прозреет!»

Не знаю откуда он взял эти слова, но каждый прочитанный раз он отсчитывал на четках. Теперь я точно утвердилась в мысли, что меня принесут сегодня в жертву и изжарят на костре, который они уже разводили. Но я старалась отогнать эту мысль прочь и вспомнить все-таки почему я здесь.

Друид все начитывал свою мантру гортанным звуком. Тут я встрепенулась от временного забытья и решила уйти от друида. Пришлось идти  к костру.

Шаман длиннобородый решил подшутить «Сегодня полнолуние, поэтому у нас слет и требуются кровавые жертвы.»

Он подмигнул, глядя на меня, и все рассмеялись.

А мне было совсем не смешно.

Во рту все пересохло, очень хотелось пить. Как раз на расстеленной клеенке стояла пятилитровка с водой.

Я уже открыла пробку, не найдя во что налить, решилась глотнуть прямо из бутыли.

Но Фея меня остановила,

«Ты что! Там же яд  курары!»

«Отлично. Отравить, потом сжечь» Подумала я.

Не понимая, что меня разыгрывают своими шуточками, я все же решилась пока не пить. Хотя мысль о воде не покидала меня, но были мысли и поважней, чем жажда.

Вспомнить, вспомнить, вспомнить!

Ощущение, что из меня просто вытряхнули всю память и остался чистый лист.

И вдруг я вспомнила очень странную вещь из какого-то наверно своего прошлого. Вспомнила, что я четырехлетняя девочка от которой ушел отец и которую жалеет бабушка, повторяя «сирота, ты моя сирота»

Стало дико грустно, потому что больше ничего не вспоминалось.

И еще эти не знакомые шаманы, кто они такие.

«Кто вы такие?», спросила я, глядя на одного теперь уже как видно самого главного, который занял центральное положение в центре круга у костра.

« Мы духи леса, которые живем здесь вот уже 5000 лет. И знаешь ли здесь очень хорошо и счастливо в бесконечности времен и лет. Лето длится больше чем полгода и даже когда наступает зима, то мы ее фактически не замечаем, потому что можжевел – это вечнозеленый лес!»

Конечно, любопытный был ответ. «То ли шутка, то ли бред», подумала я

« А почему я сейчас с вами?», опять спросила я.

«Наверно, ты хочешь узнать ответы на свои вопросы», опять ответил уже Дух вечнозеленого леса.

«И что надо, чтобы узнать ответы?»

«Надо просто молчать и слушать Лес», сказал он и деревья, закивали ему в такт, когда налетел морской ветер, шелестя кронами так, что это было мистикой, мистикой…

Но слушать лес никак не получалось, потому что тревога нарастала. «Это ловушка», подумала я. Здесь где-то подвох. Почему мне так тяжело рядом с этим людьми.

Я посмотрела на Музыку, она стояла напротив меня и зачем-то размахивала длинным диджериду.  Это выглядело в бликах костра так агрессивно, словно древняя амазонка с орудием убийства.

«Конечно, все дело в Музыке. Музыка хочет убить меня. Вечно опасность приходит со стороны женщин.»

Тогда, не вынося больше своих внутренних волнений, я вскочила и пошла вверх по горной тропе.

«Ты куда?» - меня окликнули.

«Искать ответы на свои вопросы» - ответила я чуть слышно.

Тропа в горы теперь была освещаема луной и по ней можно было идти.

Я пошла далеко вверх по тропе и уже было не понятно то ли явью это было, то ли все это  виделось мне во сне.  Луна взошла высоко и было заметно мелкий колючий кустарник, поэтому удавалось обходить его так, чтобы он не обдирал ноги.

Из лесной дымки и полумрака вырисовывались очертания древнего можевелла и так я шла  казалось тысячи лет и не видела выхода из этого леса.

В мыслях было только одно « Почему у меня нет отца? Может это какая-то несправедливость» И тяжелая боль от этой мысли и наркотического чая сдавливала грудь.

В горах жутко завыли гиены и эхо звука ударилось об гору и разблилось на множество протяжных осколков тяжелой судьбы.

Такое разве бывает, чтобы остаться в лесу навсегда и так ничего не понять?

Но из этого леса невозможно было выбраться, здесь был вход, но не было выхода.

«Выход есть всегда, надо просто вспомнить кто я!»   Но как выйти отсюда?

Безумная сова пролетела над головой, в кустах зашевелилось что-то опасное и  жестокая колючка вцепилась в ногу. Пришлось остановиться возле дерева и прикрыть глаза. Потом появилось некое забытье, но открыв глаза я вновь оказалось чудесным образом возле костра.

О Слава! Ребята сидели по-прежнему, но чего-то не доставало. Куда-то исчезла Фея и диджериду. А еще всем не хватало развлечений  и все собрались идти к морю смотреть на волны и полную луну.

В этот раз шли намного быстрее и очень скоро добрались к спуску лагуны. При полной луне карабкаться по плетеной веревке было удобно.

Все вышли к морю и расселись полукругом. Нимфа сидела в центре полукруга. С левой стороны сидел друид, который читал свои мантры. С правой сидел тот шаман, который называл себя аскетом.

Море слегка волновалось, но не было бурным. Луна стекалась в воду лунной дорогой и бесконечная тропа лучилась серебристым светом. Воздух вокруг словно светился и был наполнен морской влагой.

Стало спокойно и потихоньку всплывала память о том, что я Нимфа и  что нахожусь на месте силы в Заповеднике. Этого было уже достаточно, чтобы не испытывать прошлый страх.

Друид сказал «А ты попробуй сложить руки в намасте и посмотреть через ладони на луну!»

Я сделала как он сказал.  Сначало было интересное  ощущение, когда я увидела, что через ладони струится серебристый свет. Потом этот свет стал нарастать и вот уже просто свет превратился в серебряный  шар.

Я держала в своих ладонях волшебную сферу-шар и она струилась и лучилась, переливаясь хрустальным светом. Такой красоты мне прежде не удавалось видеть.

Это было что-то магической, особенное и необъяснимое. Мне было не понятно видят ли этот шар другие, ведь такого быть не могло. Но судя по тому как вокруг стали все перешептываться, шаманы тоже увидели это необычное явление в моих руках.

Очень долго я смотрела попеременно, то на лунную дорожку, то на сферу в своих руках, наслаждаясь красотой и необычностью явления.  Излучения шара и насыщенность цвета все более и более нарастали, усиливаясь под светом Луны.

Как вдруг кто-то подошел с правой стороны и резко дунул в диджериду, чем ввел меня в оцепенение.

Грохот, туман и мрак..

 

Все исчезло. Исчезла я, исчезла сфера , а потом шаманы…

Дальше произошло какое-то забытье, после которого я оказалась в своем лагере, совсем не помня как добралась до него, уже  рассказывая всю эту историю своим подругам.

Потом еще в течение трех дней при воспоминании об этих событиях  меня холодил какой-то страх и было очень неприятно. А так же в это время при странном стечении обстоятельств из заповедника уехали все мои подружки и я осталась совершенно одна.

По прошествии долгого времени, рассказывая эту историю своей доброй знакомой было выявлено, что это была не просто сфера, а часть моей души, которая странным образом откололась от меня и была скорее всего украдена.

Было ли это действительно так или все-таки такого не бывает, решать тебе, мой прекрасный читатель.

Мне же впоследствии удалось вернуть украденную душу и все эти события стали полезным уроком.

Радость-Словомудра

 
Манометр купить подробнее на сайте.
Soft play manufacturers look
гороскоп стрелец на завтра

правдивое гадание